• АО "КМПО" образовано в 1931 году и является одним из крупнейших машиностроительных предприятий России

  • С 2006 года АО "КМПО" является серийным производителем газоперекачивающих агрегатов

    Подробнее
  • АО «КМПО» реализует проекты по проектированию, изготовлению и поставке основного и вспомогательного оборудования компрессорных станций «под ключ» с учётом всех требований заказчика

    Подробнее
  • Газотурбинные двигатели АО «КМПО» нового поколения удовлетворяют современным требованиям экологии, топливной эффективности и эксплуатационной надежности

    Подробнее
  • 1
  • 1
  • 1
  • 1

220% нормы за себя и за брата – как в годы войны работал Казанский моторный завод



15.04.2020

В апреле музею Казанского моторостроительного производственного объединения (КМПО) исполнится 50 лет. Здесь представлено многое из того, что производилось на заводе в разные годы. ВК-105 ПФ – двигатель, выпущенный в годы Великой Отечественной войны. Судьба этого двигателя с одной стороны трагична: экипаж боевого самолета в 1944 году, возвращаясь с боевого задания, попал под фашистский обстрел и погиб… А с другой стороны символична: послужив на фронте, он сейчас является своеобразным памятником. Памятником, напоминающим о героической работе завода в годы войны, о погибшем экипаже, о поисковой работе, проведенной еще в 1979 году в Латвийской ССР, и, конечно, о людях, которые не выходили из цехов до тех пор, пока не сдадут суточное задание, ежедневно увеличивая производство двигателей, так необходимых фронту.

Спешная эвакуация Воронежского моторного завода в Казань

История Казанского моторного завода №27 началась в 30-е годы прошлого столетия. Вплоть до войны здесь выпускались отдельные узлы для двигателей самолетов По-2. Производством этих самолетов в годы войны занимался завод обозных деталей, сегодня мы все его знаем как КВЗ.

Правительство Советского Союза приняло решение о быстрой эвакуации ряда предприятий глубоко в тыл. Тогда ТАССР приняла более 70 различных предприятий. В частности, 7 октября 1941 года Воронежский авиамоторный завод №16 получил приказ Государственного Комитета обороны об эвакуации в город Казань. Через 10 дней уходит первый эшелон, последний отправляется 11 ноября. Эвакуация огромного предприятия даже в мирное время – задача непростая. Предприятие, существовавшее уже десять лет, свернуло свою работу всего за двадцать пять дней. Эшелоны шли медленно, железная дорога была забита составами эвакуирующихся предприятий.

Начальник эшелона А.Мирошник так вспоминал об этих днях: «Прежде чем тронуться в путь, двое суток не смыкали глаз, грузили оборудование, перестраивали вагоны. Приказ был жесткий: с собой брать только необходимый минимум продуктов, носильные вещи, постельные принадлежности».

Эвакуация проводилась спешно. Людям говорили брать с собой только то, что смогут унести в руках, как правило, женщины брали с собой узел со своими и детскими вещами. Из воспоминаний эвакуированных: «Нам повезло, что в нашей семье была швейная машина, которую мы смогли взять с собой в эвакуацию. На ней шили простыни для близлежащего госпиталя. За это получали бидончик еды».

Эвакуированных работников и их семьи частично разместили в центре города: в фойе кинотеатров, театров, в гостинице «Казань». Впоследствии преодолевать путь от нового дома до места работы приходилось пешком.

В 1941 году зима в Казани наступила очень рано, уже в октябре. Стояли сильные морозы. Семью инженера Федора Мазаева разместили в одном из щитовых домов поселка, построенного недалеко от завода, чтобы хоть как-то решить жилищный вопрос. Вот что вспоминала его семья: «Жизнь в них в холодное время года можно сравнить с зимовкой в дачном домике. Люди ложились спать и сквозь щели видели звезды. Их от мороза в доме спасали шубы, которые не снимали ни днем, ни ночью».

Заводчане трудились по 12-16 часов в сутки, ночевали у станков

В 1941 году на заводе №27 все еще оставались недостроенные производственные площади. Перед заводчанами, да и перед всем Советским Союзом, была поставлена новая задача – сделать все возможное, чтобы защитить Родину от врага.

Рабочая смена в годы войны длилась 12 часов. Фронт требовал двигателей. Стоит отметить, что 12-часовой рабочий день – еще не предел. Люди оставались у станков и по 14-16 часов – не выполнив дневной план, никто не мог уйти со своего места. Именно в это время появились знаменитые «двухсотники», «пятисотники» – рабочие, на 200 и более процентов перевыполнявшие план. «Здравствуй, дорогой брат Абдурахман, – писал в 1943 году один из рабочих завода. – Пишу тебе и хочу поздравить с праздником, Днем Красной Армии. Хочу сказать о том, что всю войну я работаю за тебя и за себя, выполняю 220% нормы. Такой тебе подарок, брат, и привет!».

Несмотря на столь продолжительные смены, завод не работал на полную мощность. Дело в том, что с началом войны две тысячи квалифицированных рабочих ушли на фронт. К станкам встали женщины и подростки. Двигатель – это самая сложная, к тому же тяжелая, часть самолета, и для выполнения некоторых задач у работников – тех самых женщин и детей – просто физически не хватало сил. Времени на сон оставалось катастрофически мало. При этом опоздание на работу считалось серьезным проступком, за который грозило 4 месяца тюрьмы. Невыход на работу приравнивался к дезертирству, а тюремный срок в таком случае составлял от 5 лет. Иногда сил покинуть свое рабочее место просто-напросто не оставалось, и люди ночевали прямо в цехах. Очень скоро у людей развилась дистрофия.

Из воспоминаний Михаила Карпова, Героя Социалистического Труда, ветерана труда объединения: «В группе окончательной сборки было десять операций. Смена длилась 14-15 часов. Сознательность людей была очень высокой. Работали до тех пор, пока не выполняли производственное задание. И это понятно. Все мечтали об одном. Чтобы в стране наступил долгожданный мир. 1418 дней и ночей войны. Был ли хоть один из них легче другого? Не помню. Работали из последних сил. Испытывали при этом постоянное чувство голода, страшную усталость, руки были все в ссадинах. И болели нестерпимо… Производство тоже было непрерывным. Одна смена сменяла другую. Выходных не было…».

Говорят, директору завода Виктору Сухорукову (1941-1942 гг.) каждый день звонил Сталин и задавал один и тот же вопрос: «Сколько двигателей ты сегодня сделал?» Декабрьский план 1941 года составлял 400 двигателей в месяц, но заводчане смогли произвести только 66.

Первый Герой труда в республике

Так до прихода на завод в 1942 году нового директора Макара Лукина план по выпуску двигателей не выполнялся. Макар Лукин за годы войны обеспечил увеличение объемов производства завода в 4 раза. Стиль руководства Лукина был жестким, но при этом его отличала исключительная человечность. Например, он защищал подростков, допустивших нарушение трудовой дисциплины в военное время, не придавал огласке дела, не отдавал под суд. «Мы и так отняли у этих ребят детство», – так звучал главный аргумент М.Лукина.

В потоке фактов, документов можно выделить четыре периода в работе завода в военные годы. Первый связан с техническим восстановлением объединенных заводов, второй – с организацией и развертыванием производства, третий – с подъемом его до уровня правительственного задания, четвертый – с внедрением в жизнь комплекса организационно-технических мероприятий по снижению себестоимости продукции. В рентгеновской лаборатории завода впервые в авиационной промышленности была создана рентген-установка для визуального просвечивания блоков машины ВК-105.

В 1943 году Лукин провел колоссальную работу по перестройке производства на поточный метод. Когда работник каждый день совершает одно и то же действие, он уже не может делать это плохо – он автоматически выполняет работу хорошо, каким бы уставшим ни был. Всем заводчанам удавалось выполнять как личный, так и коллективный планы. За год выпустили 4421 мотор при плане 4202 мотора. Всего за годы войны завод выпустил более 15 тысяч боевых моторов ВК-105. Ресурс двигателя ВК-105 ПФ в 1944 году составлял 150 часов.

В ночь на 9 мая 1945 года Макар Лукин приехал на завод, зная о полной капитуляции фашистской Германии, и велел организовать митинг, посвященный Победе. Макар Михайлович приказал запустить на максимальный режим все работающие изделия на испытательных стендах.

«Вы слышите? Это гремит наша сила, наша мощь! Пусть этот гул никогда не забудут фашисты! Пусть знают они, на что способен советский народ!» – так начал свою речь Лукин.

Из воспоминаний Андрея Трусова, ветерана предприятия: «Сутками не уходили с завода, все делалось для Победы! 9 мая 1945 года мы, как обычно, вышли на работу. Сообщение о Победе услышали по радио. На территории завода состоялся большой митинг. Собралось много народа: рабочие, руководство. Всех нас поздравили с Победой и объявили выходной день».

19 раз за время войны коллектив завода завоевывал переходящее Красное знамя Комитета обороны. 2 июня 1945 года за образцовое выполнение заданий правительства завод был награжден орденом Ленина. Макар Михайлович Лукин первым в республике был удостоен звания Героя Социалистического Труда. Слава и признание завода №16 начинаются с этого имени.

Экспонат с боевого самолета

В Казанском моторостроительном объединении работал музей. И главный экспонат военного времени – легендарный двигатель ВК-105 для знаменитых бомбардировщиков Пе-2 – отсутствовал. Все двигатели завода были отданы фронту. Пришлось долго его искать. Заводской двигатель самолета Пе-2 нашелся в Латвийской ССР.

30 октября 1944 года самолет поднялся в воздух, чтобы уничтожить фашистские транспортные корабли в Лиепайском порту. Задание гвардейцы выполнили с честью. Но при возвращении на аэродром их атаковали самолеты противника. В неравном бою Пе-2 был сбит.

Весной 1979 года, перечитав материалы многих архивов, собрав воспоминания очевидцев, юные краеведы технического училища №7 Лиепая приехали в колхоз им.Суворова, что находился в 30 километрах от города. Недалеко от озера Папес они обнаружили место падения боевого самолета. С помощью местных жителей ребята откопали мотор ВК-105 ПФ. Реликвию установили во дворе училища.

Группа «Поиск» Казанского моторостроительного производственного объединения получила задание – найти и доставить в музей предприятия мотор ВК-105. Велись поиски. Удача «улыбнулась» со страниц журнала «Техника – молодежи». Там была напечатана заметка о найденном в Латвии самолете Пе-2. Не нужно говорить, что немедленно в город Лиепая отправились представители завода. И вскоре транспортным самолетом двигатель ВК-105 был доставлен в Казань. Боевой мотор военного времени – лучший экспонат музея КМПО.

Ускоритель РД-1 ценой в свободу

Незадолго до начала войны были осуждены на длительные сроки заключения крупные представители советской авиационной науки и техники.

На моторостроительном заводе было организовано особое конструкторское бюро тюремного типа НКВД СССР. В этой шарашке – таково разговорное название особых технических бюро или особых конструкторских бюро, подчиненных НКВД, – работали осужденные ученые, инженеры и техники: Сергей Королев, Георгий Жирицкий, Доминик Севрук, Григорий Лист, Валентин Глушко.

Несмотря на сложности, этим бюро был создан первый отечественный жидкостный реактивный двигатель РД-1. Он предназначался в качестве вспомогательного двигателя-ускорителя для улучшения взлетных, скоростных и высотных характеристик самолетов.

Ускоритель устанавливали в хвостовой части самолета за двигателем.

У летчика появилась возможность запустить ускоритель и очень быстро приблизиться к противнику или наоборот уйти от преследования. Кроме того, новая установка позволила брать на борт большее количество бомб. Стоит отметить, что фашисты были обескуражены скоростью, которую стал развивать самолет за счет такой конструкции, и это давало советским летчикам преимущество.

Первое испытание самолетов с ускорителем РД-1 прошло на аэродроме соседнего завода и чуть не закончилось трагически. Из воспоминаний участника испытаний: «Обычный типовой самолет внезапно начинает очень быстро развивать скорость. Зенитчики, которые не были предупреждены о планирующихся испытаниях, решили, что в небе фашистский самолет, и открыли по нему огонь. За штурвалом сидели боевые летчики, они смогли умело увернуться и посадить самолет с реактивной установкой».

Опытный двигатель РД-1 прошел государственные испытания, отчеты по которым были утверждены И.В. Сталиным. Результатом работ, помимо принятого в производство ускорителя, стал Указ Президиума Верховного Совета СССР от 27 июля 1944 года о досрочном освобождении со снятием судимости. Заключенные казанской шарашки получили самое дорогое – свободу.

Герои войны и тыла

Всю войну казанский 16-й завод выпускал моторы ВК-105, которые устанавливались на самолетах Пе-2 и Як-3. Новый собранный двигатель сходил с конвейера каждые 50 минут.

В 1945 году на заводе работало 11374 человека. С 18 июня 1945 года завод перешел на 8-часовой рабочий день.

История завода военного времени рассказывает о многих выдающихся личностях. Один из них – Виктор Сажинов. Он пришел на завод молодым, работал на литейном производстве. В 1943 году получил похоронку на своего старшего брата, после чего решил уйти на фронт и отомстить за него. В конце апреля 1945 года, уже дойдя до Берлина, в бою он закрыл собой своего командира. Звание Героя Советского Союза он получил посмертно.

Заводчан, которые просились на фронт, было много. Из воспоминаний Михаила Карпова: «22 июня, когда было объявлено по радио о нападении немецко-фашистских захватчиков на нашу землю, я собирал очередной мотор. Долго не раздумывая, подал заявление в Кировский райвоенкомат о добровольном вступлении в действующую армию. Я же комсомолец, думал, мое место там, где трудно. Но мне вновь было отказано из-за плохого зрения. Даже к строевой не годился. Очень переживал по этому поводу. Но что делать, в тылу тоже нужны герои!»

269 моторостроителей за свой труд были награждены орденами и медалями. Память многих тружеников завода увековечена в названиях улиц Казани. В столице РТ есть улицы Лукина, Сажинова, Витера, Королева.

 

 

Алена Мирошниченко – корреспондент KZN.RU

 

География поставок
Просмотреть»
1 / 11